даешь бетон

Бетона данное

даешь бетон

Даёшь бетон!

Во вторник, 28 октября, в Городце на территории ОАО «Судоремонтно-судостроительная корпорация» был введён в эксплуатацию новый высокопроизводительный бетонный завод TECWILL COBRA C80 производства компании «Tecwill Oy» (Финляндия).

На церемонии открытия завода присутствовали руководители района и города, работники предприятия.

Во вторник, 28 октября, в Городце на территории ОАО «Судоремонтно-судостроительная корпорация» был введён в эксплуатацию новый высокопроизводительный бетонный завод TECWILL COBRA C80 производства компании «Tecwill Oy» (Финляндия).

На церемонии открытия завода присутствовали руководители района и города, работники предприятия.

Как пояснили в ОАО «ССК», необходимость в закупке нового завода была обусловлена возросшим количеством заказов для нужд Министерства обороны России и повышением требований к качеству выпускаемой продукции, поскольку предприятие специализируется на строительстве плавучих железобетонных причалов для военных кораблей и подводных лодок.

Мощность и конструктивные особенности нового бетонного завода позволят не только обеспечить собственные потребности предприятия, но и производить в большом объёме товарный бетон для сторонних потребителей.

Даешь бетон

Тоннельный отряд №6 на участке от станции Мякинино до демонтажной камеры около Ашана заливает путевой бетон. Работа очень муторная, кропотливая, но очень необходимая для пуска. Если какое-то время назад в сводках основными данными были метры проходки, то теперь количество погонных метров путевого бетона. К пуску на всем Митинском участке надо уложить ещё несколько километров (если не ошибаюсь около 5) путевого бетона. В месяц обычно один участок укладывается от 300 до 500 метров. На всем пусковом комплексе работает несколько участков по укладке путевого бетона.

11 фотографий, общий вес 1,5 мегабайт

Здесь будет водоотливная установка. Идет укрепление дна котлована по джет-технологии чтобы разработать его ещё глубже.

Сбойка между тоннелями.

Укладка путевого бетона.

Подготовка пути к монтажу.

Почти готовый путь к укладке путевого бетона.

Даешь цемент.

Предприятие станет первым подобным заводом в данном регионе. По результатам оценок проведенных экспертами отрасли есть все основания полагать, что если предприятие будет ориентироваться преимущественно на внутренний рынок региона, то его продукция будет востребована, так как данный сегмент рынка испытывает недостаток в стройматериале выпускаемом ЗАО «Углегорск-Цемент». В дальнейшие планы компании на развитие производства входит постройка еще одного крупного предприятия с производственной мощностью 1,2 млн. т. в год.

Как стало известно со слов гендиректора компании Александр Копылов компания начала работы по реконструкции уже имеющегося завода мощностью 50 тыс. т цемента в год еще в 2009 году, и в ходе реконструкции его производительность была увеличена в 4 раза. В сумму 800 млн. руб. как собственных, так и заемных средств обошлись инвестору проведенные работы по реконструкции предприятия. По прогнозам специалистов на полную мощность производства завод выйдет в течении первых трех месяцев после запуска. Срок его окупаемости, по предварительным оценкам господина Копылова, составит примерно 4 года.

Основным продуктом, выпускаемым новым предприятием будет цемент в мешках произведенный сухим методом в расфасовке по 50 и 25 кг. Ожидается, что примерно 10% продукции производимой предприятием будет потребляться дочерними строительными компаниями группы «Ростовгорстрой», остальную часть выпускаемой продукции завод намерен продавать в пределах Ростовской области для нужд предприятий производящих товарный бетон, ЖБИ, стеновые блоки, сухие строительные смеси и т.п.

ЗАО «Углегорск-Цемент» в ближайшие несколько лет планирует начать строительство в Тацинском районе еще одного завода. Ориентировочная мощностью нового предприятия составит 1,2 млн. т. цемента ежегодно. О своих планах по увеличению производства цемента для внутреннего рынка сбыта руководство компании заговорило еще в 2007 году. Однако из-за кризиса планы инвестора по строительству завода мощностью 550 тыс. т. были скорректированы в сторону уменьшения. Завод «Углегорск-Цемента» на данный момент является первым довольно крупным цементным производством в регионе. В собственности компании в Тацинском районе имеется песчаное месторождение.

Ранее о своих довольно амбициозных планах по строительству в Миллеровском районе крупного цементного завода с общей производственной мощностью более 1 млн. тонн заявила «Виста Про» — московская компания из состава Millhouse Capital Романа Абрамовича. Однако по имеющимся данным к строительству инвестор еще не приступал.

По информации Агентства инвестиционного развития Ростовской области, свой проект с номиналом мощности более 2 млн. т. цемента в год уже реализует французская компания «Лафарж-Цемент», но сроки ввода завода в эксплуатацию пока не определены. В планах компании до конца года прописано завершение геологических изысканий на своем участке и начало процедуры по переводу участка земель под строительство завода и карьер из категории земель сельхозназначения в промышленную категорию.

Как считает Андрей Мазниченко, директор по развитию ростовской компании «Филд», которая занимается импортом цемента из Турции, весь цемент в Ростовской области является привозным и доставляется в регион из Новороссийска, Волгоградской области и Турции. По его мнению себестоимость цемента от отечественных производителей чрезвычайно высока из-за затрат на коммунальные платежи, и в частности на электроэнергию.

Намного проще и дешевле привозить продукцию морем из-за рубежа. При этом он отмечает, что производство 200 тыс. тонн является не очень большим. Цемент компании будет востребован, если нацелить реализацию своей продукции на внутренний рынок региона, отметил господин Мазниченко.

По данным аналитического агентства «Амикрон-консалтинг», загруженность цементных заводов расположенных на юге сейчас выше, чем в других регионах — вплоть до 90% от имеющихся мощностей. Наряду с этим, гендиректор консалтинговой компании Macon Realty Group Илья Володько учитывая ввод в эксплуатацию заводов конкурентов, строительство более крупного производства считает менее перспективным. «Для этого потребность в цементе в южном округе должна вырасти в несколько раз», — подытожил свою мысль господин Володько.

Бетон в Усаде

Укажите свой номер телефона, мы перезвоним и обговорим все детали. Ваш номер нужен только для связи с Вами и не попадет третьим лицам или в спам рассылки. Гарантируем.

Отправляя данные, Вы даете согласие на обработку персональных данных.

Пользователь, заполняя форму обратной связи на интернет-сайте http://stroyregion21.ru/ принимает настоящее Согласие на обработку персональных данных (далее – Согласие). Действуя свободно, своей волей и в своем интересе, а также подтверждая свою дееспособность, Пользователь дает свое согласие ООО «СТРОЙРЕГИОН XXI» ИНН 5035040571, КПП 503501001 расположенный по адресу РФ, 142505, Московская область, РАЙОН ПАВЛОВО-ПОСАДСКИЙ, ГОРОД ПАВЛОВСКИЙ ПОСАД, ПЕРЕУЛОК КОРНЕВО-ЮДИНСКИЙ, д. 2/3. В лице генерального директора Стахова Михаила Александровича на обработку своих персональных данных со следующими условиями:

1. Данное Согласие дается на обработку персональных данных, как без использования средств автоматизации, так и с их использованием.

2. Согласие дается на обработку следующих моих персональных данных, не являющихся специальными или биометрическими: фамилия и имя, телефон, email, пользовательские данные (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник, откуда пользователь пришел на сайт; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес).

3. Персональные данные не являются общедоступными.

4. Цель обработки персональных данных: обработка входящих запросов на приобретение продукции; рассмотрение портфолио кандидатов на вакантные позиции; аналитика действий физического лица на веб-сайте и функционирование веб-сайта; проведение рассылки обновлений в блоге.

5. Основанием для обработки персональных данных является: ст. 24 Конституции Российской Федерации; ст.6 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных»; настоящее согласие на обработку персональных данных.

6. В ходе обработки с персональными данными будут совершены следующие действия: сбор; запись; систематизация; накопление; хранение; уточнение (обновление, изменение); извлечение; использование; передача (распространение, предоставление, доступ); блокирование; удаление; уничтожение.

7. Персональные данные обрабатываются до отписки физического лица от рассылки. Также обработка персональных данных может быть прекращена по запросу субъекта персональных данных. Хранение персональных данных, зафиксированных на бумажных носителях, осуществляется согласно Федеральному закону №125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» и иным нормативно-правовым актам в области архивного дела и архивного хранения.

8. Согласие может быть отозвано субъектом персональных данных или его представителем путем направления заявления об отзыве согласия на обработку персональных данных на электронную почту: info@stroyregion21.ru

9. В случае отзыва субъектом персональных данных или его представителем согласия на обработку персональных данных ООО «Стройрегион XXI» вправе продолжить обработку персональных данных без согласия субъекта персональных данных при наличии оснований, указанных в пунктах 2 – 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г.

10. Настоящее согласие действует все время до момента прекращения обработки персональных данных, указанных в п.7 и п.8 данного Согласия.

Что делать, если вас заливают бетоном

Такая ситуация может случиться в любой момент. Обычно, человека заливают бетоном, чтобы избавиться от него навсегда, и чтобы тело не нашли еще долго. Даже если вы не прораб, задолжавший своим работникам зарплату, от вас могут избавиться столь оригинальным способом личные враги или же вас могут просто с кем-то перепутать. Кажется, что ситуация безысходна, но даже в таких случаях есть ряд действий, которые повысят ваши шансы на выживание.

Чаще всего заливают либо в бетонный блок целиком, либо оставив голову снаружи для более мучительной смерти, а иногда практикуют заливку исключительно ног для того чтобы потом сбросить в реку.

Итак, рассмотрим эти ситуации поочередно.

Если вас заливают полностью с головой, то шансов выжить остается немного. По возможности необходимо принять вертикальное положение, немного согнув колени и прижав руки к грудной клетке. В момент, когда бетон зальется до самого носа следует сделать глубокий вдох на всю величину легких и плотно закрыть глаза. Залив человека полностью, редко ждут более 2-3 минут, поэтому необходимо тренировать свои легкие для того, чтобы вы смогли затаить дыхание более чем на 4-5 минут. Сразу это не получится, необходимо постоянно тренировать себя, постепенно увеличивая затаивание дыхания на несколько секунд после каждого следующего раза. Следует учитывать, что бетон давит сильнее, чем вода, поэтому удержать воздух будет значительно труднее.

Через минуты три нахождения в бетоне, можете резко оттолкнуться ногами и выровнять тело. Бетон будет все еще в жидком состоянии, и это позволит вам подняться. Желательно оттолкнуться с такой силой, что будь вы на земле, то подпрыгнули бы высоко вверх. Таким образом вы сможете добраться до поверхности. Если слой над вами недостаточно глубокий, а монолитчики уже ушли, тогда вы сможете сделать это без труда. Если же слой поглубже, то поднимайте руки вверх, пытаясь ухватиться за края опалубки. С помощью них вы сможете подтянуться вверх, попеременно поджимая ноги к себе, а затем отталкиваясь ими.

Если вас заливают бетоном в горизонтальном положении на большую глубину, шансов выбраться нет. Вас просто раздавит бетон, повредив все органы.

В случае, если вас залили бетоном по шею, тогда вы имеете ряд преимуществ. Во-первых, свое освобождение вы сможете начать задолго до того, как бетонщики уйдут восвояси, а во вторых, вы будете точно знать, когда можно начинать активную фазу самоспасения.

Для начала примите похожую позу из примера выше, но ноги выровняйте. Упритесь кулаками в грудную клетку. Если вам этого не дали сделать сразу, тогда, по мере заливания бетона, сгибайте их в локтях, пока не окажетесь в этой позе. Пока бетон застывает, и ваши надзиратели не ушли, двигайте телом внутри бетона. Это имеет свои преимущества — вы не замерзнете и создадите свободный слой во время усадки бетона. Нужно заметить, что бетон усыхает неравномерно. Даже, когда верхний слой уже затвердел, внутри он все равно остается жидким. Дышите как можно глубже. Когда влага начинает испаряться, бетон сильно прогревается изнутри, а давление становится выше. Даже находясь в такой ситуации, продолжайте усиленно давить телом в разные стороны, создавая пустоты.

Когда же обидчики ваши уйдут, нужно резко дернуть руки кулаками вверх.Если не удалось сделать это с первого раза, пробуйте второй, третий и т.д. Главное — не паникуйте. Не удалось поднять руки, пробуйте двигать ими со стороны в сторону, покуда не протрете бетон до поверхности.

Далее, пытайтесь дотянуться руками до любого твердого предмета и начинайте им долбить, откапывая себя. Это может занять не один час, поэтому, будьте терпеливы.

Если же вам залили ноги бетоном, дали ему высохнуть, а после этого сбросили в реку, то и здесь вы сможете выжить при некоторых обстоятельствах. Еще до того, как бетон застыл, выполняйте движения ногами, создавая как можно больше пустот. Если вам повезет, то сможете сбросить этот груз под водой, как обувь. Если же нет, то следует вспомнить, что вес предметов под водой сильно отличается от веса на поверхности земли. Если даже плавать с ним не получится, то ползти по дну в направлении берега вы сможете. Но здесь все зависит от величины ваших легких, физического состояния и ширины реки.

Даешь новый бетон!

Так называется новая рубрика отдела обратной связи. Мы посвящаем ее тем письмам читателей, которые имеют первостепенное значение для всех нас: вот реши такой вопрос, и всем нам станет лучше, от Камчатки до Калининграда.

Пускаясь в это нелегкое предприятие, мы не можем не помянуть лесковского Левшу с его «В Англии ружья кирпичом не чистят!». С тех пор «левшей» у нас меньше не стало. Искренне верим, что реакция на наши публикации других читателей «Известий», например чиновников, от которых что-то зависит, поможет сдвинуть такие дела с мертвой точки.

Сегодня при строительстве многоэтажных зданий в России применяется монолитный железобетон. Это диктует и конструкцию зданий: каркасные, из системы колонн и безбалочных, плитных перекрытий. В чем ее недостатки? Стеновые ограждения не добавляют ей жесткости, которая организуется за счет лифтовых шахт, лестничных клеток и других «ядер жесткости». Такие стены опираются на плиты перекрытия, торцы которых промерзают в холода. А искусственные утеплители, из которых они сделаны, дороги и недолговечны.

Мы предлагаем использовать новый материал — легкий конструкционный бетон. При меньшей плотности он более долговечен и огнестоек, для его производства не нужны природные плотные заполнители, которые ввозятся с Украины и из Белоруссии, а подходят пористые заполнители из продуктов переработки техногенных отходов. Попутно решаются еще две острейшие задачи — ресурсного обеспечения национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» и переработки таких отходов.

Мировая практика убеждает: переход на конструкционные легкие бетоны снижает стоимость и энергоемкость жилых зданий на 30%, сокращает затраты на их отопление на 15%, повышает надежность в эксплуатации. 80% зданий за рубежом сооружается именно из этого материала.

Полтора года назад все заинтересованные министерства были «озадачены» первым зампредом правительства Российской Федерации, а позитивных сдвигов в нашей стройиндустрии нет. Скажу больше: делается многое, чтобы затормозить этот процесс! Экспансия в Россию зарубежных строительных технологий и материалов растет — из Западной Европы, Китая, Турции, Египта.

Кому-то нужно, чтобы наш нацпроект стал «международным» и финансировал стройиндустрию где угодно, только не у себя дома. Это вместо того, чтобы создать сотни тысяч новых рабочих мест на предприятиях по переработке техногенных отходов по всей стране, от центральных регионов до Дальнего Востока. Только в Норильске и в Мурманской области, где действуют предприятия цветной металлургии, ежегодный выход шлаков, совершенно невостребованного сырья для создания стройматериалов — более 1 млн тонн в год. И сотни миллионов тонн — в отвалах.

Юрий Грозный, главный строитель ООО НПП «Энергоперспектива»

Бетонные дороги для России

Рассказать друзьям или разместить в своём блоге:

Еще записи по тегу «полезная информация»

Самое страшное в кулинарии

Наша замечательная планета богата на всяких гадов, кого-то они пугают своим внешним видом, а кто-то восхищается их удивительным вкусом. Но…

Авито не поверил в подлинность моей квартиры

Вот реально первый раз с этим сталкиваюсь, чтобы модераторы заблокировали объявление с формулировкой, что квартира фейковая. Они посмотрели…

Сталик Ханкишиев

Признаюсь, что люблю творчество кулинара Сталика Ханкишиева stalic , но когда узнал его внутренний мир, мне стало реально страшно.…

На меня подали жалобу

И откуда вообще берутся такие люди, которые строчат письма администрации ресурса. За всё время помню только одну жалобу, её накатал кулинар…

Устал показывать квартиры бесплатно

Думаю над экспериментом показа за деньги и даже хочу познакомить вас с концепцией заработка на подобных показах квартиры перед её продажей. Мои…

Самодур председатель пустил всё по бороде

Когда-то входной билет в этот коттеджный поселок (клубного типа), начинался с отметки в 1 млн долларов США. Но кризис не просто спутал все планы,…

Сменил крутую квартиру на старый бабушатник

Один из моих арендаторов, Алексей, совсем недавно купил квартиру и пригласил меня на неё посмотреть. Да, это самый обычный Московский…

Арендатор убил квартиру

Да, я всё понимаю, не своё — не жалко. Что характерно, даже ругаться не хотелось, настолько мне уже все равно, что нет сил бомбить на эту тему.…

Как обманывают перекупы

На примере моей проблемной машины, которую на днях сдал в Trade-in. Мне стало любопытно, какова будет её история. Ха-ха, сейчас вы реально…

Даешь стране бетон!

Вечером мы уселись перед телевизором. Начало было неожиданным — панорама огромной строительной площадки. Вращающийся с натужным гулом барабан бетономешалки. «Ну все, сейчас закатают кого-нибудь в бетон» — подумала я. Фильм-то обещали не хухры-мухры, а с настоящим suspense-ом.

Потом — крупным планом ноги в рабочих сапогах. Руки, снимающие эти сапоги. Вязаные носки. Тело, перемещающееся в БМВ. (хорошенькое начало, подумала я. Вот сейчас он, ничего не подозревающий, садится в машину, и. вариантов много. Либо его обливает из бетономешалки и цементирует в самый решающий момент его жизни. Либо — он врезается по дороге в бетонную стену, и попадает в реанимацию — перед самым большим испытанием в своей карьере. ну и так далее).

Тут внезано раздался телефонный звонок. И начался разговор. Тоже очень увлекательный. Да, в течение разговора выяснилось, что главный герой прибыть на место событий не может, но будет руководить процессом по телефону. начиная с пяти утра.

Потом позвонила женщина, и умоляла поторопиться. Главный герой позвонил домой и сообщил детям, что домой не вернется, потому, что у него дела.

Потом позвонил начальник и сообщил, что намечающаяся на завтра заливка бетона — самая большая в Европе. Поэтому главный герой обязан быть на заливке.

Потом позвонил подчиненный, которому главный герой (настоящий, серьезный прораб, душой горящий за свою работу) сообщил, что у него сегодня родится ребенок, и не от жены, поэтому он должен присутствовать на родах.

Потом позвонила жена, которой главный герой рассказал о том, как он всего лишь один раз согрешил на производстве, совершенно случайно, после празднования по поводу предыдущей Большой Заливки Бетоном — и теперь у него будет ребенок. Причем, женщина еще и сильно старше, чем он, и вообще некрасивая. Жену стошнило.

Потом позвонил начальник, и сказал, что его (прораба) увольняют, потому что они не могут доверить заливку трех с половиной тысяч кубометров бетона безответственному человеку. Что нужно было не бабу выбирать, а бетон.

Потом опять позвонила жена, и ее опять стошнило.

Потом позвонил подчиненный и спросил — нельзя ли залить бетон С5 вместо бетона С6. И главный герой со сталью в голосе сказал, что никогда и ни за что нельзя С5, и что это будет преступлением. Тогда подчиненный позвонил на все бетонные заводы, где его много раз послали по матушке, и потом заверил героя, что на заливке будет только бетон С6.

Потом мы стали прокручивать. Прораб ехал. Телефон звонил. Огоньки на дороге мигали.

В общем, пролетело на одном дыхании! И в конце раздался крик новорожденного. Новый человек родился! (Мы, правда, были слегка разгневаны отсутствием фоточек бабы и жены. Но рады, что докрутили досмотрели до конца).

Вот, народ. Фильм называется Locke. Рекомендую.

Большой бетон

Памятная фотография: четверо улыбающихся людей в «чернобыльской» форме: черные или зеленые хлопчатобумажные робы; сапоги; белые, как у хирургов, шапочки на голове; респираторы, болтающиеся на груди. За спиной у этих людей — плакат: «Даешь 5 тысяч кубометров бетона в сутки!» Обняв за плечи своих товарищей, в центре стоит веселый гигант: Николай Федорович Исаев. Как и с В. А. Жильцовым, мы вначале познакомились с ним заочно. Я ответил на письмо Николая Федоровича, посланное им в «Юность», и вскоре получил от него объемистую рукопись с плотным — через один интервал — машинописным текстом. Дневник о пребывании в Чернобыле. И еще несколько рассказов и стихи.

У Н. Ф. Исаева, несомненно, литературное дарование, и я надеюсь, что его рассказы, стихи, а особенно чернобыльские воспоминания «И я там был. » заинтересуют издателей. К сожалению, ввиду ограниченного объема моей книги я могу поместить лишь отрывки этого интересного документа. Но вначале процитирую письмо Н. Ф. Исаева: «Обычно, рассказывая о чем-нибудь важном, показывают одну, самую эффектную сторону. Нужную, главную, но одну. А детали, мелочи, быт, вспомогательные факты — остаются за кадром. А в них — та же правда напряженного труда, забот, радостей, горечи.

Вечная память героям-пожарным, эксплуатационникам, тем, кто ценой своей жизни закрыл всех нас от страшной беды. Но давайте вспомним и тех, кто на ровном поле, недалеко от станции, в кратчайшие сроки построил три бетонных завода, а затем рядом и четвертый — в «зимнем» исполнении, кто непрерывно, не нарушая графика, выдавал бетон для сооружения саркофага, делал все для общей победы.

Большое спасибо тем ребятам, что разрешили мне не гасить свет, когда я записывал дневные впечатления в тетрадь, сидя на своей кровати. Они говорили: «Пиши, Нестор ты наш, пиши свою «Повесть временных лет», может, и о нас кто-нибудь вспомнит и узнает». Отворачивались лицом к стене и засыпали при свете, а просыпались рано утром почти автоматически — и ни разу не проспали.

Они не были тщеславны, никто не превозносил своих заслуг, хотя рядом со мной жили ребята, непосредственно сооружавшие перегородки в машзале, и их рабочая смена длилась от двадцати минут до двух часов. Рядом отдыхали ребята из Москвы, Саша Кулагин и Геннадий Корягин: днем они колдовали на крыше с гидромонитором и еще какими-то приспособлениями по сбросу остатков топлива и графита.

К сожалению, есть еще много людей, не осознавших до сих пор в полной мере, что же это за Чернобыль такой, почему с ним так возятся, вспоминают. «Ну было и было, и забыли». Нельзя так! Надо рассказывать обо всех мелочах подробно, ибо там мелочей не было.

Я был руководителем группы наладчиков на бетонных заводах, но нам же приходилось заниматься и электромонтажными работами. В общем, делали все, чтобы заводы работали в любых условиях.

О себе. Родился 14 октября 1948 года в г. Горьком, русский, член КПСС с 1980 г. В 1970 г. закончил Саратовский политехнический институт, энергетический факультет. Работал в электромонтажной организации Миннефтегазстроя — мастером, старшим инженером участка, главным инженером управления. Весь этот период можно назвать одной большой 13-летней командировкой. Все время разъезды, трасса, и, честно говоря, я устал от этой жизни. Поэтому перешел начальником лаборатории внедрения средств автоматизации на бетонных заводах, живу в Обнинске. В июле 1986 года добровольцем поехал в Чернобыль».

Итак, отрывки из дневника Николая Федоровича Исаева:

«- Послушай, а правда, вам в Чернобыле давали водку?

— Откуда родилась эта нелепость? Минеральная вода была без ограничений, раздавали ящиками, ну а тот, кто все же находил водку и появлялся «под газом», — немедленно удалялся из Чернобыля, лишался всех заработанных «благ», вывешивалась грозная «молния». Но такие герои были, в семье не без урода.

— А мародеры были?

— К сожалению. Невозможно понять этих, даже и назвать их так не хочу, людей. Сволочи. А были еще и такие, что подъезжали ночами к границе 30-километровой зоны и пытались купить вещи, которые вывозили жители Припяти, Чернобыля, но из-за того, что «загрязнение» превышало норму, пользоваться ими нельзя было. Дозиметристы эти вещи «браковали»; и в дальнейшем они шли в захоронение. Ну а ночные «жучки» пытались соблазнить ребят, тех, кто дежурил ночью на КПП, предлагали деньги, ту же водку, чтобы им разрешили покопаться в барахле и отобрать, что их заинтересует. А дальше, видимо, планировали сдать в комиссионку, там ведь нет дозиметрического контроля. Гнали этих мерзавцев прочь, жаль — их наказать, в общем-то, нельзя. Нет статьи.

— А тебе было страшно?

— Если скажу, что нет, — ты же не поверишь? Говорят, что страха не испытывает только ненормальный человек. А нормальный человек управляет собою и делает то, что считает нужным, должным. И те, кто работал в Чернобыле, доказали делом, что человек всегда будет человеком — существом разумным, сильным, добрым.

— Многое написано, сказано, снято о событиях в Чернобыле. А ты бы мог рассказать о тех днях, о том, что видел и делал сам?

— Думаешь, это интересно?

— Мне — очень. И другим, наверное, тоже.

— Я вел дневник в Чернобыле, иногда две-три строчки, иногда несколько страниц мелким почерком.

— Дай почитать, я твой почерк разбираю.

— Ну что ж, смотри.

«. 25 июля. Рано утром выехали в Чернобыль. Там уже работают три завода по непрерывному производству бетона. Монтаж и наладку всех систем автоматики выполнили наши ребята, сейчас поддерживаем все это в рабочем состоянии, занимаемся эксплуатацией автоматики заводов, так как непредвиденных поломок и неполадок более чем достаточно. До заводов — а они расположены на северной окраине Чернобыля — чуть более ста километров от нашей «загородной» резиденции, а от заводов до ЧАЭС — где-то пять-шесть километров. Не удержался, залез на расходный бункер цемента — оттуда хорошо видны станция и окрестности.

В Чернобыле, в здании городского автовокзала, разместился штаб стройки, управление строительства по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Начальник стройки Е. В. Рыгалов, главный инженер — Виктор Тимофеевич Шеянов, я с ним встречался раньше. На территории заводов в вагончиках разместились руководители нашего пятого района, дирекция бетонных заводов. Раньше здесь было пшеничное поле, а сейчас — заводы в зоне N2. Там, где АЭС, — зона N1.

Здесь, рядом с заводами, мы обедаем в вагоне-столовой. Кормят очень хорошо, калорийно, разнообразно, бесплатно. Много зелени, лука, перец болгарский, свекла, апельсины, соки, в общем — всего вдоволь. Но, несмотря на это, никто не полнеет. Все ребята немного похудели, побледнели. Сказывается напряженный режим, ранний подъем, почти двухчасовая дорога до завода, работа, дорога обратно. Но еще бывают задержки на заводе, так что время на сон урезается, так как в 5-30 — обязательный подъем.

26 июля. Три завода дают бетон на «упаковку» четвертого блока, а уложить его нужно почти 500 тысяч кубометров. Расчетная производительность одного завода до 135 кубометров бетонной смеси в час, но ведь нужно выполнять и профилактические ремонты, и устранять неисправности по ходу работы, нужна бесперебойная поставка цемента, щебня, гранитного осева, воды, песка, а самое главное — нужны машины, а их, к сожалению, пока не хватает. А тут еще и неисправности в блоках управления дозаторами производства киевского завода, «летят» тиристоры в цепях управления, выходят из строя платы. Обещают привезти из Киева запасное добро. Ребята находят причины поломок — это и плохая пайка элементов, и излишняя сложность плат управления. Так что висящий на вагончике дирекции плакат «Даешь 4 тысячи кубометров бетона в сутки!» пока не выполняется. К этой цифре приближались, но возле саркофага пока не успевают переработать более трех тысяч кубометров.

5 августа. Утром туманы усиливаются, поднимаются выше, становятся обширнее. На обочинах дорог стоят знаки, запрещающие остановку и съезд на обочину.

Соседи по комнате, молодые лейтенанты, работают на самой АЭС, сооружают перегородку, отделяющую третий блок от четвертого. Условия там очень тяжелые, вчера один из лейтенантов «набрал» за смену два рентгена. Так что установленный максимум в 25 рентген можно получить очень быстро. Ну а на заводах почище, но смены длиннее.

Вчера на заводах впервые за сутки выработали более четырех тысяч кубометров бетона. Если все так пойдет, то планируемое на сентябрь завершение «упаковки» четвертого блока вполне реально.

. А на площадке заводов появилась и бегает маленькая черно-белая собачка по кличке Рентген. Молодые солдаты ее гладят, подкармливают, а ведь это — местный житель, к тому же бегает не только по дорожкам. А в одном из пятиэтажных домов Чернобыля, в окне второго этажа, горит постоянно лампочка, еще не перегорела с апреля. Вид пустого города вызывает очень печальные мысли.

6 августа. Сегодня весь мир вспоминает события, происшедшие сорок один год назад — атомную бомбардировку Хиросимы. То, что произошло здесь, на Чернобыльской АЭС, — событие во много раз меньшее, но горя, забот и затрат принесло более чем достаточно.

8 августа. За прошедшие сутки произвели 4900 кубометров бетона. А на вагончике уже новый лозунг: «Даешь 5 тысяч кубометров бетона!»

10 августа. Сегодня — День строителя. Для меня это особый этапный день. В такое же время — второе воскресенье августа 1958 года — мои родители и я с братом приехали на постоянное жительство в Саратов. Этот город стал самым родным и желанным городом, все самое лучшее в жизни связано с ним. И строительная моя жизнь началась в Саратове.

На дорогах вновь ЧП. На площадке у АЭС столкнулись бензовоз и «МАЗ», вспыхнул пожар. Затушили, водители живы. В автобус с пассажирами — сотрудниками милиции — врезался «КрАЗ»-трубовоз, есть жертвы. На трассе, недалеко от нашей базы отдыха, машина сшибла майора. И все это за два дня.

12 августа. Позади пятитысячный рубеж! За прошедшие сутки есть 5170 кубометров бетона! Так что все, что можно «выжать» теоретически из трех заводов, стало реальностью. И теперь, если не будет сбоев в поставках цемента и в автомашинах, ну и, конечно, если не закапризничает наша автоматика, заводы будут выдавать каждые сутки около пяти тысяч кубометров бетона. Для саркофага требуется чуть более трех тысяч кубов, но еще очень много бетона нужно на другие площадки станции.

Возвращаясь домой, увидели следы очередной аварии. Тягач «Ураган» столкнулся с самосвалом «КамАЗ», и заодно эти машины зацепили два «ГАЗа-51» с продуктами. Из «ГАЗов» по дороге разлетелись болгарский перец, картошка. Жертв вроде нет.

А рядом, во дворе соседнего дома устроились в гнезде аисты. Удивительно грациозная, красивая птица. В полете напоминает современный самолет и в то же время — доисторических птеродактилей. Сегодня довелось увидеть восемнадцать аистов.

13 августа. Мне пришлось после дневной смены съездить на базу, поужинать, сполоснуться — и вновь на работу, в ночную смену, а после ночной остаться на дневную. И видимо, эти варианты придется повторить. Возвращаясь с пересменок на базу, попали в сильную грозу с градом. Град величиной с голубиное яйцо. Бетонные дорожки в лагере усыпаны ветками и листьями дуба, сосновыми шишками и хвоей. Проезжая по дороге, увидели лежащий в кювете вверх колесами «КамАЗ»-самосвал, водителя не видно, но на стеклах кровь. А сосед, шофер Валентин из города Шевченко, рассказал, что около Бородянки подпитый «воин» на «Урале» сшиб четверых пешеходов. Эх, дороги! Учитывая, что на них здесь только профессионалы!

16 августа. Работаем в режиме и по образу медиков из «Скорой помощи». Большое дело быстро и правильно поставить «диагноз» и после этого «вылечить». Сегодня провели три таких скоростных «операции». Набираемся опыта, уже чувствуем, где причина поломки.

Утром на перекрестке, недалеко от базы, столкнулись «КамАЗ»-цементовоз и «ГАЗ-51». «КамАЗу» ничего, а водитель «ГАЗа» сгорел прямо в кабине. Когда мы проезжали мимо, он находился еще в машине. Дорогу расширяют по всему маршруту, увеличивают на два-три метра с каждой стороны. На подъезде к Чернобылю завершается новый мост через реку Уж.

18 августа. Работы не бывает без конфликтов. Одни приносят какой-то прогресс, другие озлобляют, третьи вредят делу. Особенно все эти варианты конфликтов обостряются здесь, в экстремальных условиях. Кто-то пыжится показать свою значимость, разбрасывая лозунги и фразы типа «нас не поймут», «надо делать быстрее, качественнее». Но фраза всегда останется фразой, если не будет дела. И в который раз подчеркивать ответственность момента и важность нашего бетонного завода считаю передергиванием. Я коммунист, вполне четко осознаю все задачи и всю важность для общего дела нашей работы, так что «комиссарские» фразы для меня звучат трескотней. И свято верю, что любые наши обоснованные действия «поймут» и сделают правильные выводы. До конфликта дело не довел, сдержался, но постарался мягко поставить на место нового главного энергетика заводов, с которым «имел счастье» общаться и раньше. «Пастух» мне не нужен, сам никогда им не был и не люблю этого в других.

20 августа. За прошедшие сутки выпущено 5,5 тысяч кубометров бетона. Говорят, в послеаварийной ситуации прослеживаются три стадии: шумиха-неразбериха, наказание невиновных и награждение непричастных. В какой стадии мы сейчас? Между второй и третьей?

22 августа. Две ночи подряд шел сильный дождь, резко похолодало, видимо, простудился, ломит все тело, кашляю, но стараюсь держаться, растираюсь, прогреваюсь, а самое главное — внушаю, что болеть нельзя. Говорят, в штабе стройки на автостанции есть макет, где ежедневно отмечают процесс сооружения саркофага и разделительных перегородок. Надо как-нибудь побывать там, посмотреть, как все выглядит в деталях.

24 августа. Мне дали 5 суток отпуска. Будет хоть какая-то психологическая разгрузка. Чувствую, что нахожусь на грани срыва, многое приходится терпеть, сдерживаться. И хотя явного давления ни от кого не исходит, общая обстановка напряженная, расслабляться нельзя ни в чем.

1 сентября. Вот и осень. Позади сказочная Волга, жаркий Саратов.

Вновь Чернобыль. На работе все идет ровно, только дорога стала «длиннее»:

ГАИ очень серьезно следит за скоростью не более 60 км/час.

5 сентября. Утром на работе всех руководителей технических служб и руководство района собрал заместитель начальника стройки, наш шеф. Дал всем накачку, так как вчера получил сам. Хотя заводы несколько сбавили темпы, но идут в пределах задания, а вот стройка в целом выбилась из ритма. Из четырнадцати позиций сетевого графика работ — отставание по одиннадцати позициям, а график утвержден Правительственной комиссией. Шеф призвал всех к новым высотам и очень всех застращал. Поведал, что набрали шестьдесят добровольцев из солдат-«партизан» чистить крышу рядом с реактором. Там еще остались куски графита и топливо, выброшенное из реактора. Ребятам пообещали сразу после одного подъема на крышу — «дембель». Надо рискнуть здоровьем. Сколько его здесь останется — никто не знает и не считает. И конечно, никто не знает, сколько нервных клеток разобьется на пустяки, на объяснения с «мудрецами», обладающими мелкой местной властью.

9 сентября. Выезжаем — темно, приезжаем — темно. Ночью уже холодно. Информация о прошлом: из Чернобыля эвакуация началась в майские праздники. На балконах до сих пор висят полинявшие флаги.

13 сентября. Вчера приступили к монтажу электрооборудования и систем управления четвертого завода. Дело пошло споро, за день проложили все кабели. Конечно, это еще не показатель, так как много времени уйдет на разделку, прозвонку, присоединение, но зрительно ощущается объем кабелей, и на душе приятно за свою работу. Великое дело — получать радость от сделанного тобой лично, сознавать свою причастность к общему, большому, нужному. Срок завершения всех работ по заводу — конец сентября.

Последние кубометры саркофага даются очень тяжело, бетон все сложнее уложить в конструкции верхней ступени саркофага. Теперь бетона требуется намного меньше, все три завода работают с малой нагрузкой.

16 августа. Закончили работы по монтажу, приступили к наладке. Монтажные работы завершили за пять дней, это очень высокий темп. На заводах иногда доходит до курьезов. При очень хорошем снабжении порою приходят такие «комплекты» : вместо нужных сварочных трансформаторов пришли четыре. силовых трансформатора по 1000 квт. К нерадивым поставщикам принимают меры через КГБ. Так, Кокчетавский завод поставил бракованный блок управления для четвертого завода, на две телетайпограммы не дал вразумительного ответа. Вмешалась «серьезная» служба, вызвали начальника КГБ Кокчетавской области, и тот раскрутил это дело очень быстро. На другой день прибыл представитель завода с новым блоком.

18 сентября. Почти неделю работаем по тридцать часов плюс дорога. Вновь накопилась усталость, целый день болит голова. Ночью, в короткие часы отдыха, снятся кошмары, но наяву все в норме.

Вчера возвращались из Чернобыля, переехали речку Уж, и перед поворотом на Зеленый Мыс сломался наш автобус. Ремонт длился около часа.

И в это время, в 22 часа 15 минут, в течение почти пяти минут наблюдали интересное явление. На северо-востоке, где-то по направлению к ЧАЭС, но чуть правее станции, в небе как бы из тучи возник светящийся конус. Впечатление такое, что землю с неба осветили огромным прожектором. От нас до «конуса» было примерно 15 километров, угол — 25-30 градусов. Стояли мы на обочине дороги, нас было человек двадцать. Свет был довольно яркий, «звездный», светло-зеленоватый. Минут через пять «конус» постепенно рассеялся и исчез. Что это было? Диво дивное или творение рук человеческих?

На массовую галлюцинацию не похоже. Вот такие у нас новости.

21 сентября. Вчера состоялся партийно-хозяйственный актив стройки. Начало в 21 час, но я туда не попал. Мне рассказали об активе. Там было отмечено, что возникла некоторая самоуспокоенность, ослабела дисциплина и, как результат, — срыв срока закрытия реактора, намеченного на 25 сентября. В стране складывается очень напряженная ситуация с энергоснабжением, и одна из причин — остановка на профилактические ремонты многих АЭС в целях предупреждения возможных аварий. Актив принял обращение передать заработок одного дня, 22 сентября, в фонд помощи Чернобылю.

Девятнадцатого сентября состоялся физический пуск первого и второго энергоблоков на ЧАЭС, так что скоро эти блоки вновь будут давать столь нужную электроэнергию.

А теперь спустимся с высот на землю. Недавно появился на горизонте один мой «кадр», Вадим. На основной работе он начальник патентного отдела, но так как его детство было связано с электричеством, послали его к нам на помощь. Мужику сорок девять лет, уже дважды дед, а в этом году стал молодым отцом, но не проявляет никакой самостоятельности, к тому же жуткий демагог. В любом деле ему нужна нянька. Но этого мало, он заражен начальственной болезнью хочет быть хоть вшивеньким, но начальником. Я выпросил у начальника смены трех солдат, дал ему в помощь для установки датчиков-измерителей. Так он возомнил себя «руководителем звена монтажников», а на мой вопрос — почему не положил кабели от датчиков до клеммной коробки — заявил, что на это дело у него нет людей, а сам он вроде бы и ни при чем. И выходит, раз я старший группы, я за все и отвечаю. В этом он прав. Я отвечу. Как только днями приедут ребята из нашего отдела, отправлю его отсюда. далеко, чтобы не мутил воду здесь. Становится понятным негативное отношение к нашей «фирме» многих строительных организаций. Люди подобного типа, к сожалению, есть в нашей конторе, а «слякоть» никто не уважает.

27 сентября. На нашей улице праздник! Сегодня подписали акт сдачи четвертого завода. В «мирное» время заводы такого типа монтируются за 5-6 месяцев. А мы практически за две недели запустили его в дело. Вот и ускорение. Оказывается, можем работать, можем делать дело. За эти две недели сложился настоящий, хороший коллектив, никто никого не подстегивал, каждый делал свое дело, делал на совесть. Из нашего отдела оживляли завод пять человек — Джанаев, Кружков, Щетинин, Яшин и я. Помогали три электрика — Леня и Сакен из Степногорска и Сергей Кирпичиков из Обнинска. Оказывается, мы живем рядом, на одной улице. Очень много полезного сделал шеф-наладчик Славянского завода, душевный человек Петр Алексеевич Максимцев. Все мы остались довольны друг другом, совместной работой и конечным результатом. Настоящая работа проявляет, «просвечивает» людей, гниль удаляется. За все время таких оказалось двое. Настоящие люди всегда останутся людьми.

Выезжали из 30-километровой зоны. Потрясла картина: на грузовике, в кузове, вместе с дровами и домашней утварью, сидела бабуля и, плача, крестилась, прощаясь с родными местами. Все махала рукой по направлению Чернобыля, а слезы текли так, что и у нас в сердце защемило.

1 октября 1976 года. В 16 часов 45 минут первый энергоблок Чернобыльской АЭС поставлен под промышленную нагрузку. Вновь вступила в строй станция, жизнь продолжается! И сегодня же завершилось перекрытие саркофага. Хотя предстоит еще много работ: нужно закончить контрфорсную стенку, и еще много других площадок на станции требуют бетона и металла.

Чернобыль показал, что наш народ был, есть и будет сильным народом. Беда Чернобыля есть беда лично каждого из нас, и радость победы над атомным злом — наша общая радость.

Ильдар Салахов, ООО «ВолгаХим»: «На рынке бетона много обмана!»

Поставщик строительной химии о том, почему трещат фундаменты коттеджей и как на строительный рынок возвращаются бартерные схемы

«Бывает, что нерадивые производители используют в качестве химдобавки хлориды (для ускорения затвердевания или противоморозного эффекта), а они приводят к коррозии арматуры, и здание в целом может рухнуть», — раскрывает реалии строительного рынка владелец компании «ВолгаХим» Ильдар Салахов. О кухне цементных заводов и мечте создать рецептуру идеального бетона племянник известного ученого Альмира Салахова рассказал «БИЗНЕС Online».

Ильдар Салахов: «Фраза «мы платим деньги» часто является ключевой в переговорах между заказчиками и поставщиками стройматериалов или услуг» Фото: Сергей Елагин

«БЕТОН ОДНОВРЕМЕННО ПОСТАВЛЯЛИ С 13 ЗАВОДОВ НА ПРОТЯЖЕНИИ 50 ЧАСОВ»

— Ильдар Наилевич, каким бизнесом вы занимаетесь?

— Наша компания — официальный представитель международного швейцарского концерна Sika на территории Татарстана. Сегодня в его составе производственные предприятия, научные лаборатории, центры технической поддержки и торговые представительства более чем в 90 странах мира и многолетний опыт производства строительной химии, так как концерн образовался еще в прошлом столетии, в 1910 году. Мы реализуем только химические добавки для бетона и строительного раствора.

Я достаточно давно занимаюсь продвижением химических добавок, работал в разных компаниях и знаю плюсы и минусы каждого производителя из тех, кто представлен рынке. В конце концов решил организовать собственную фирму.

Конкуренция на этом рынке большая?

— Да, очень много компаний в Европе, Америке, Японии. Сейчас еще и в Китае. Не могу не сказать, что, помимо уже признанных лидеров рынка, немало и «местечковых» отечественных производителей химических добавок, которые либо только начинают «изобретать велосипед», либо копируют добавки известных производителей, пытаясь удешевить этот продукт и таким образом выйти на рынок. Но, как показывает практика, такие добавки в большинстве случаев малоэффективны: кажущаяся на первый взгляд выгода на практике оказывается фикцией, по причине чего приходится значительно увеличивать (по сравнению с оригиналом) дозировку. Это приводит к удорожанию стоимости химии в себестоимости бетона.

«На глаз можно оценить только часть качественных характеристик бетона, но не весь его целиком» Фото: Сергей Елагин

Нам в этом плане легче. Строительная химия Sika применяется во многих известных проектах. Например, это комплексные клеевые решения по обслуживанию скоростных поездов «Сапсан», клеевые и герметизирущие технологии при строительстве небоскребов «Москва-Сити», гидроизоляция на мосту на остров Русский через пролив Босфор и в тоннельном комплексе в Сочи, ударостойкое покрытие в терминале Шереметьево-3, полимерные полы в ангаре для хранения воздушных судов компании «Тулпар» в Казани, Большой ледовый дворец в Сочи и другие объекты зимней Олимпиады – 2014, многие объекты Универсиады-2013 в нашем городе и так далее.

Скажу больше: благодаря применению высокоэффективных добавок в бетон Sika был установлен мировой рекорд по продолжительности непрерывного бетонирования фундамента высотного комплекса «Лахта Центр» в Санкт-Петербурге. Этот небоскреб высотой 462 метра самый высокий на территории Европы. Перед строителями была поставлена задача, которую никому еще решать не приходилось, — они должны были единовременно залить высокопрочным бетоном фундаментную плиту большой площади. Специалисты меня поймут. Бетон в этом случае одновременно поставляли с 13 заводов на протяжении 50 часов!

Кстати, значительная часть первого небоскреба Казани «Лазурные небеса» высотой 120 метров, который состоит из 37 этажей, тоже была построена из бетона с применением химдобавок Sika.

Они использовались при строительстве завода ТАНЕКО в Нижнекамске, а также Дворца водных видов спорта, центра тенниса, стадиона «Казань Арена». К примеру, при строительстве Дворца водных видов спорта мы решали задачу водонепроницаемости: вода в этом случае не должна была просачиваться сквозь толщу бетона.

— Как вы этого добились?

— Дополнительно вводили не только органические, но и минеральные добавки. Была проделана достаточно кропотливая долгая работа, проведены испытания с разными вариантами цементов, материалов, прежде чем мы подобрали нужные рецептуры и окончательно внедрили их в производство.

«Значительная часть первого небоскреба Казани «Лазурные небеса», который состоит из 37 этажей, была построена из бетона с применением химдобавок Sika» Фото: Сагдеев Дмитрий, CC BY-SA 3.0, ru.wikipedia.org

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ПРОИЗВОДСТВОМ ЦЕМЕНТА УПРАЗДНИЛИ»

— Когда в Татарстане строилось много объектов к той же Универсиаде, остро встал вопрос некачественных стройматериалов. Бетона, вероятно, в том числе?

— Это так. Дело в том, что нормативные документы в отрасли производства цемента 7–8 лет назад были изменены, в частности ГОСТы — признанные в советское время требования к цементам. Россия стремилась в ВТО, и нормативную документацию просто привели к единому стандарту с европейской.

— Чьи требования жестче: наши или их?

— Наши жестче. Кроме того, существовала конкретика и четкие стандарты. Если было указано, что это цемент марки 500, то он действительно был таковым. А сейчас есть определенная вилка, при которой достигаются те или иные его показатели. То есть цемент уже не характеризуется как какой-то определенный вид. К тому же допускается другая маркировка. Мы живем в такой период, когда и советский норматив действует, и тот, который, по сути, пришел ему на замену.

— Во многих сферах говорят, что из-за этого возникает большая путаница. Не все могут сориентироваться.

— Все то же самое происходит и у нас. В этих условиях качество цемента упало, стало более нестабильным.

Цемент — это вяжущая основа бетона. Он на 75 процентов состоит из извести, на 25 процентов — из глины. Это все перемешивается, обжигается при температуре до 1 400 градусов. При обжиге получается клинкер — плотный материал. После перемола он становится очень реакционно способный — как клей. При растворении его водой происходит химическая реакция и возникает уже цементный камень.

— Кто-то из строителей говорил мне, что на глаз по цвету смеси может определить, хорош ли тот или иной материал. Вам эти истины тоже открылись?

— Бетон состоит из цемента и мелкого заполнителя — песка и гравия — или крупного — щебня. На глаз можно оценить только часть качественных характеристик бетона, но не весь его целиком. Независимая лаборатория, которая специализируется на контроле качества стройматериалов, может сделать это уже досконально.

«В больших емкостях находятся добавки для бетонов, которые потребляют наиболее часто и в больших объемах крупнейшие заводы Казани» Фото: Сергей Елагин

— Сейчас, когда все перешло на коммерческие рельсы, многие компании покупают бетономешалки и могут уже непосредственно сами производить бетон?

— Месить бетон компании всегда могли сами. Самое главное, чтобы выполнялись требования к этому бетону, чтобы он был прочный, долговечный и, если требуется, водонепроницаемый, морозостойкий. Но государственный контроль за производством бетона упразднили. Бетонные заводы никто не проверяет. Это стало причиной появления на рынке компаний, которые выпускают заведомо фальсифицированную продукцию.

— Хотя немало случаев деформации и даже разрушения зданий.

— К сожалению, потому что зачастую бетон не соответствует заявляемым требованиям.

— Экономят на каких-то ингредиентах?

— Да на том же самом цементе! Так сейчас, в эпоху максимальной экономии, некоторые пытаются заработать. Проблемы имеют место: не располагая лабораторией и не имея оценки качества бетонных смесей, взяли где-то рецептуру и производят.

А нюансов немало. Например, если цемент отлежался два месяца, у него уже нет той химической активности. Произведенный из него бетон, который должен выдерживать 100 килограммов нагрузки на каждый квадратный сантиметр, ее уже не выдержит — разрушится. На моих глазах фундаменты трех коттеджей в знакомом поселке потрескались просто из-за того, что бетон под фундамент был произведен непрофессионально.

— Так как государственного контроля нет, качество остается на совести компании-производителя и поставщика?

— Да. Созидательная часть в производстве строительных материалов исчезла. Сейчас это больше бизнес, повод заработать деньги.

«Даже если здание из стекла и металла, его основание все равно будет бетонным» Фото: «БИЗНЕС Online»

«У НЕКОТОРЫХ БЕТОННЫХ ЗАВОДОВ НЕТ НЕ ТО ЧТО ЛАБОРАТОРИИ — ДАЖЕ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ КОНТРОЛИРОВАЛ БЫ КАЧЕСТВО»

Каждый ли завод следит за качеством бетона?

— Если бы! Квалифицированных начальников лаборатории и рядовых технологов не хватает, мало кто из молодых хочет идти в эту профессию. На это влияет ее низкий статус с невысокой оплатой труда, не соответствующей высокой (пожизненной!) ответственности. Поэтому иногда мы видим посредственный контроль. А у некоторых заводов нет не то что лаборатории — даже человека, кто контролировал бы качество продукции. Это уже катастрофа.

— Одним словом, все зависит от производителя?

— Скорее от его добросовестности. Мало того что в погоне за дешевизной относятся к продукту безответственно, плюс ко всему удешевляют его настолько, что использование данной продукции становится настоящим риском для жизни человека. А ведь климат в доме — это основная вещь. Мы же приходим туда не только отдохнуть и перекусить, мы там спим, уже не говоря о том, что жизнь и здоровье людей важнее денег.

Приведу пример: несколько лет назад в Санкт-Петербурге у жильцов многоэтажного жилого комплекса появилась одышка, они стали падать в обморок. После выяснения обстоятельств оказалось, что при строительстве данного жилого комплекса использовали добавку, которая содержала аммиак. Это дешевый компонент, имеющий противоморозный эффект, но небезопасный для здоровья людей.

К сожалению, это не единичный случай. Бывает, что нерадивые производители позволяют использовать в качестве компонента химдобавок хлориды (для ускорения затвердевания или противоморозного эффекта), а они приводят к коррозии арматуры. То есть спустя некоторое время перекрытие или здание в целом может рухнуть.

И много таких недобросовестных производителей?

— Слава богу, нет. Обычно эти заводы не могут поставлять бетон на крупные стройки, где есть входной контроль стройматериалов и независимая лаборатория ведет надзор контроля качества. В ряде случаев даже перед выбором поставщика бетона или ЖБИ на завод приезжают представители заказчика для анализа производства и для того, чтобы ознакомиться с условиями производства и контроля оценки качества.

Клиентами таких горе-производителей становятся обычные люди, строящие собственное малоэтажное жилье. Их привлекает низкая цена. Такой бетон не может быть прочным и долговечным: в нем мало цемента. Но у рядового обывателя нет понимания, каким должен быть этот продукт: бетон и бетон — серая субстанция, как нет и понимания, насколько он должен содержать крупный заполнитель, который является его скелетом.

Могу сказать, что, если частник, которому нужен бетон, подходит к миксеристу договориться, это самый негативный вариант развития событий.

«У некоторых заводов нет не то что лаборатории — даже человека, кто контролировал бы качество продукции. Это уже катастрофа» Фото: Сергей Елагин

— Обязательно обманет?

— Даже если у него нет мысли обмануть, он мало представляет себе, что вообще везет. Как следствие, такой бетон потом трескается. Чаще всего здесь больше обмана: вместо бетона одной марки привозят более низкую марку, которая и стоит значительно дешевле, или с завода отгружают один объем бетона, добавляют в него воду и получают больший объем — уже совсем не бетона, а некоей субстанции с непонятными свойствами. Частник ведь не проверит потом его прочность. На рынке бетона много обмана.

— Заводы, вероятно, не отпускают такое малое количество бетона, которое нужно на коттедж?

— Нет, заводы работают и с частниками, им же это выгодно. На крупные объекты им приходится отдавать свой бетон с отсрочкой платежа, а в случае с частными покупателями оплата происходит тут же живыми деньгами.

— Сколько сейчас в среднем стоит бетон?

— Кубометр бетонной смеси в зависимости от марки бетона от 2 до 4 тысяч рублей за кубометр. Важно также учесть стоимость доставки ее до объекта. По Казани это порядка 15–20 процентов, а если везти дальше, доходит до 30 процентов.

— И что вы можете посоветовать тем же частным покупателям бетона?

— Иметь дело только с теми заводами, у которых есть свои производственные лаборатории. Это как минимум обезопасит от кустарных производителей, ведь фундамент вашего дома — это главный несущий элемент всего здания. Еще несколько советов. Требуйте паспорт на бетон, его выписывает как раз лаборатория или служба качества завода. Наведите справки о производителе. Если он работает с крупными заказчиками в вашем регионе, это лучшая рекомендация. Выбирайте те компании, предлагающие бетон и железобетонные изделия, на сайтах которых указан не только их телефон, но и адрес завода и сведения о компании. Наконец, пообщайтесь с владельцами недавно построенных домов и осмотрите их фундаменты: если есть трещины и тому подобное, откажитесь от поставок бетона с этого завода.

«Опять начали возвращаться бартерные схемы: расплачиваются квартирами и не только» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЛЮБОЙ НАЧАЛЬНИК ЛАБОРАТОРИИ НА ЗАВОДЕ — ЭТО ВСЕ РАВНО ЧТО ПОВАР НА КУХНЕ…»

— Все ингредиенты для бетона есть в наличии в республике или что-то завозится?

— Завозится цемент, щебень. В основном с Урала, где он добывается из горных пород. Это железнодорожные поставки.

— Неблизкий путь. Как следствие, щебенка стоит недешево?

— Это так, но зато бетон с ней получается гораздо долговечнее. Если предъявляемые к бетону требования позволяют производить его на гравии, то заводы используют этот местный материал. Если же бетон должен быть морозостойкий, то они работают на щебне. По крайней мере должны.

Любой начальник заводской лаборатории схож с шеф-поваром на кухне, имеющим поваренную книгу с кучей фирменных рецептов: у него тоже есть свои рецептуры бетона или строительного раствора различных марок для разных видов изделий и определенных строительных работ. Некоторые даже не раскрывают свои рецептуры бетона при проведении испытаний для внедрения добавки, храня их как самую сокровенную тайну.

Но заводы – производители бетона предоставляют строителям лишь полуфабрикат с определенными заложенными в него свойствами. Если придерживаться аналогий с кулинарией, это тесто, из которого можно приготовить шедевр, а можно сделать посредственный продукт или даже совсем его испортить. После того как бетонную смесь передали на площадку строителям, все зависит уже от них, в частности от того, как они будут за ним ухаживать. В этом и заключается культура производства.

Например, если бетон оставить не укрытым под палящими лучами солнца, то его верхний слой потеряет влагу и подсохнет, тогда как нижние слои останутся еще влажными. Это приведет к обезвоживанию бетона — необходимую прочность он уже не наберет, а то и вовсе появятся усадочные трещины: нижние слои бетона порвут верхние.

Чтобы этого избежать, бетон раньше даже покрывали пленками. Сейчас существуют специальные составы, которые набрызгивают на поверхность. Они препятствуют интенсивному испарению влаги с его поверхности, тем самым предотвращая появление трещин.

То же самое происходит и зимой — если вовремя не включить электропрогрев бетона на строительной площадке, то он замерзнет и не наберет необходимой прочности, а значит, впоследствии разрушится.

Культура производства должна быть на всех этапах. Например, из-за простоя на стройке миксеров в бетономешалке начинает схватываться бетон. Многие «разжижают» бетонную смесь для выгрузки водой, что губительно для бетона: он может расслоиться и в дальнейшем не набрать необходимую прочность, а ведь именно для этого многие производители товарного бетона и применяют химдобавки. Одним словом, вся работа завода может быть испорчена одним мановением руки водителя миксера.

«Культура производства должна быть на всех этапах» Фото: Сергей Елагин

«УДЕШЕВЛЯЮТ ПРОДУКТ НАСТОЛЬКО, ЧТО ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ — ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАСТОЯЩИЙ РИСК»

Для чего вообще нужны добавки?

— В современных условиях требования к бетону становятся все жестче, а сроки возведения зданий и сооружений — все короче. В связи с этим задачи, которые ставят строители перед технологами заводов – производителей бетона и железобетонных изделий, в большинстве случаев не решить без строительной химии. Она позволяет придать бетону дополнительные свойства: повышает его водонепроницаемость, морозостойкость, ускоряет или замедляет его твердение и так далее. В итоге может быть уменьшено время строительства, снижен расход материалов и тем самым сокращены затраты.

Но не стоит переоценивать строительную химию: если в самом бетоне содержатся низкокачественные материалы, то и она не сможет сделать из них высококачественный бетон или строительный раствор, ведь в кубе бетона наиболее востребованного класса по прочности содержится более 2 300 килограммов различных сырьевых материалов (это цемент, крупный и мелкий заполнитель, вода) и в среднем лишь от 2 до 4 килограммов химических добавок.

— Ваша продукция востребована?

— Конечно. Этажность зданий возросла — застройщики пытаются с площадей, выделяемых под строительство жилья, получить максимальную прибыль, поэтому сейчас возводят дома от 10 до 19 этажей и выше: 30–50-этажные. Чтобы такие здания прочно стояли, выдерживая большую нагрузку, приходится применять химические добавки для бетона.

Неужели недостаточно разработать универсальную рецептуру добавки для бетона или железобетонных изделий?

— Нет. Кроме того, есть отдельные добавки для строительных растворов, для товарного бетона. Для брусчатки и бордюров они тоже используются свои. У этих стройматериалов разные способы производства, поэтому и добавки разные.

Да и заводы, несмотря на то что производят одинаковый ассортимент продукции, чаще всего различаются своей компонентной базой, поэтому требуется индивидуальный подход.

— На конкретный объект завозят разное сырье и вы всякий раз ищете оптимальное сочетание?

— Именно так. Кроме того, у каждого строительного объекта свои требования к бетонам. И нам вместе с заводами – производителями бетона или железобетонных изделий приходится им соответствовать, разрабатывать рецептуру.

«Мой дядя, Альмир Магсумович Салахов, был строителем с большим опытом» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Почему добавки у вас хранятся в разных емкостях?

— Тут тоже есть свои нюансы. В больших емкостях находятся добавки для бетонов, которые потребляют наиболее часто и в больших объемах крупнейшие заводы Казани. Такую продукцию мы получаем в автоцистернах. В кубовых емкостях у нас хранятся химдобавки, которые пенятся, — такую продукцию нам отгружают уже грузовыми длинномерами.

И в емкость, где ранее была добавка для растворов, никогда не будет залита добавка для бетонов: если там осталась какая-то часть не той добавки, она может испортить весь продукт. Одним словом, смешивать их категорически запрещено, поэтому каждой добавке предназначена своя емкость.

«ЭКОНОМИКА ТУТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЖЕЛЕЗОБЕТОННАЯ»

— Применение ваших добавок ведет к удорожанию конечного продукта?

— Ну как же: в бетон добавили некую жидкость, которая тоже имеет свою стоимость, сделали его прочнее. И это никак не сказывается на его цене?

— Поясню. Если работать совсем без добавок, то приходится класть в бетон в среднем на 5–10 процентов больше цемента, а это самый дорогой его сырьевой компонент. Одним словом, использование химических добавок дает значительный запас прочности бетона и к тому же еще и позволяет экономить цемент. Экономика тут действительно железнобетонная. Вопрос лишь в том, насколько люди умеют пользоваться этими добавками.

— Вы покупаете добавки за валюту?

— Нет. У Sika в нашей стране четыре завода по производству химических добавок для бетонов и растворов. Мы получаем свою продукцию с завода в подмосковной Лобне. Там же находится первый в России завод по производству поликарбоксилатных эфиров — это инновационный компонент для производства добавок для бетонов. Компания Sika одна из немногих, кто самостоятельно производит основу для изготовления собственных добавок и, кстати, на 95 процентов использует российское сырье, поэтому прямой зависимости от евро или доллара нет: это рублевая продукция.

Более того, недавно топ-менеджмент Sika совместно с руководством нашей республики договорился о поэтапном открытии своих производств в Татарстане. Объем первоначальных инвестиций составит 200 миллионов рублей. Уже в первом квартале нового года на территории технопарка «Химград» в Казани будет запущен завод по производству химдобавок, а к 2021-му запланирован запуск производства сухих строительных смесей.

— Почти все иностранные производители добавок сейчас имеют производства в России?

— Многие их тех, кто себя зарекомендовал, чья продукция изначально пользовалась здесь спросом. Таких брендов не так много. Их номенклатура несколько различается. Кто-то производит больше добавок для бетона, кто-то делает акцент на другой строительной химии: мастиках, клее, герметиках, гидроизоляции и прочем. Мы занимаемся именно добавками.

— Производители стройматериалов говорят о том, что их качество ухудшилось, потому что в России истощились запасы некоторых полезных ископаемых, которые используются в их производстве…

— Есть такое. На самом деле ту же самую обогащенную песчано-гравийную смесь (ОПГС) перед тем, как разделить на песок и мелкий гравий, надо хорошо промыть на земснарядах, а это затратно. Их же добывают единой массой.

«В современных условиях сроки возведения зданий и сооружений становятся все короче» Фото: Сергей Елагин

«НАЧАЛИ ВОЗВРАЩАТЬСЯ БАРТЕРНЫЕ СХЕМЫ: РАСПЛАЧИВАЮТСЯ КВАРТИРАМИ»

— Кризис как-то сказался на вашей деятельности? Объемы поставок добавок упали?

— Сказался разве что в плане взаиморасчетов. Компании стали хуже исполнять свои финансовые обязательства, а динамика строительства в Татарстане не затихает.

Оно, конечно, имеет, ярко выраженную сезонность: зимой, понятное дело, строят гораздо меньше, так как это затратно, а в целом по сравнению с прошлым годом я бы не сказал, что объемы сильно упали. Спрос на добавки снизился процентов на 10, но тут сказались разные факторы.

У вас большая дебиторская задолженность?

— Относительно небольшая. Сейчас опять начали возвращаться бартерные схемы, которые активно применялись на заре рыночной экономики в России: расплачиваются квартирами и не только.

В ситуации, которая складывается в последние годы, в том числе благодаря санкциям, застройщикам все сложнее взять заем в банке: это дорого, да и дают неохотно. В результате многие из них разоряются, оставляя банк с проблемой завершения строительства. При этом Центробанк все увеличивает требования к собственным капиталам и ликвидности залогов, покупательная способность населения падает, а социальная нагрузка на застройщиков постоянно растет. Переход на бартерные схемы — вынужденная мера.

«На улице Набережной в Кировском районе, где мы располагаемся, очень хорошая производственная база» Фото: Сергей Елагин

— Понятно, что это происходит не от хорошей жизни. Но лучше так, чем если вообще ничего не заплатят?

— Согласен. Была бы у участников строительного рынка возможность отказаться от бартерных схем, они бы это уже сделали. Но пока находятся компании, которые готовы работать на таких условиях. И они ломают нормальные товарно-денежные отношения. Сейчас производитель бетона выбирает не качество продукции, а выгодные условия сотрудничества. Если можешь работать по бартеру, у тебя очень высокие шансы перебить контракт у тех твоих конкурентов, кто предпочитает работать исключительно за деньги, будь их продукт даже высокотехнологичным и выгодным.

— Вам тоже предлагали подобное?

— У нас были прецеденты, когда мы соглашались работать на таких условиях.

— Признайтесь: квартиры потом долго продавали?

— По-разному. Какие-то висят на балансе до сих пор. Дело в том, что чаще всего эти объекты недвижимости находятся на стадии строительства. Бывало, что нам даже «долевку» предлагали, когда только еще сваи торчали на поле.

У населения сейчас мало денег, поэтому надо искать варианты, обдумывать. Одним словом, даже по прошествии долгого времени не всегда получается удачно продать.

— Теперь-то вы на такие варианты не согласитесь?

— Мы продолжаем принимать в качестве оплаты разные ликвидные активы должников, и это не обязательно недвижимость, но полностью перейти на такие схемы оплаты не готовы: нужно же выплачивать налоги и зарплату своим работникам, рассчитываться с поставщиками товаров и услуг, платить за аренду склада и офиса.

Строительные компании, решая таким образом вопрос взаиморасчетов, остаются в выигрыше?

— Не всегда. Сложно понять, зачем они это делают, и вот почему: подрядчик или поставщик стройматериалов, который получает в качестве оплаты недвижимость, заинтересован в ее скорейшей реализации, а значит, вынужден продавать дешевле, чем на рынке. Таким образом, он начинает демпинговать, чем вредит продажам самого застройщика, разрушая ценовую политику. И это замкнутый круг — такие действия делают совершенно бессмысленным планирование денежных потоков девелопера. Как следствие, продажи у застройщика падают. Зачастую это приводит его к его банкротству. Потерпев крах, он утягивает за собой на дно мелких подрядчиков и поставщиков.

Поэтому сейчас фраза «мы платим деньги» часто является ключевой в переговорах между заказчиками и поставщиками строительных материалов или услуг. В этом случае заказчик может получить лучшие цены и условия.

«Здесь производят все: от товарного бетона до железобетонных изделий» Фото: Сергей Елагин

«РЯДОМ СО СТРОЙПЛОЩАДКОЙ БЫЛ ЧАСТНЫЙ ДОМИК. ЕГО ВЛАДЕЛЕЦ НИ В КАКУЮ НЕ ХОТЕЛ ПЕРЕЕЗЖАТЬ»

Давайте поговорим о вас. Вы из семьи строителей?

— Мой дядя, Альмир Магсумович Салахов, строитель с большим опытом (лауреат премии правительства России в области науки и техники, заслуженный строитель РТ, доцент КФУприм. ред.). Он был заместителем министра сельского хозяйства и мелиорации. В свое время они возводили многие сельскохозяйственные постройки по республике. К сожалению, в прошлом году он ушел из жизни.

— Для вас выбор вуза был не случаен?

— На самом деле я с детства любил что-то строить. В разные этапы взросления у меня были разные желания, но судьба сложилась так, что строительство оказалось ближе. Ну и материаловедение в целом очень интересная наука. Мне нравится создавать.

Кстати, помимо практики, я также самостоятельно приобретаю знания в области бетоноведения: стараюсь следить за опытом западных коллег, за новыми технологиями.

К примеру, часто ездил и езжу в Санкт-Петербург, где периодически проходит авторитетная международная конференция по бетону, на подобного рода семинары в Москву, другие города. На них выступают профессоры-материаловеды из-за рубежа. Рассказывают в целом о ситуации в области применения бетонов: о том, какое нужно оборудование для его исследования, как достичь качества, какая компонентная база и какие инновации есть в этой области.

— Вы никогда не хотели уйти в чистое строительство?

— Я там уже был: месяц работал со своим одногруппником на стройке недалеко от родного университета. Мне там не очень понравилось. Эта стройка, кстати, завершилась только недавно. Жилой дом строили в общей сложности лет 10.

— Это было какое-то необычное сооружение?

— Напротив, самое обычное. Просто рядом со строительной площадкой находился маленький частный домик. Его владелец ни в какую не хотел переезжать. Запросил в качестве компенсации, кажется, три трехкомнатные квартиры.

— Понятное дело: центр города. А что именно вам не понравилось на стройке?

— Наверное, отсутствие порядка. На любой стройке в той или иной степени присутствует хаос. На заводе было как-то привычнее: ежедневная отлаженная работа, которую выполняют люди, занимающиеся этим уже много лет.

А на стройке ко всему прочему еще и постоянная ротация: меняются подрядчики. Люди в данной сфере не задерживаются из-за тяжелой, при этом не самой высокооплачиваемой работы. В то же время человек, который трудится на заводе, производя тот же бетон или железобетонные изделия, ежедневно видит только стройматериалы, а строитель имеет возможность наблюдать, как день за днем создается что-то новое: с нулевой отметки вырастают высотки, возводятся целые комплексы зданий.

«И сам цемент поставляют сюда по железнодорожной ветке вагонами и продают» Фото: Сергей Елагин

«ЧТОБЫ ЭТО БЫЛ ТАКОЙ БЕТОН, В КОТОРЫЙ ВЛОЖИЛИ ДУШУ…»

— Какой вы видите свою компанию, скажем, лет через пять?

— Как вариант развития было бы неплохо дополнительно открыть еще и бетонный завод, который бы учел все наработки наших технологов, потому что тот бетон, который мы представляем себе в идеале, может существовать. Мы действительно способны составить его из тех компонентов, которые присутствуют в нашем регионе.

— Что вам мешает сделать это в данный момент? Нужны инвестиции?

— Бетонный завод — это все-таки диверсификация, а другому детищу нужно уделять еще и время. Это же совсем разные бизнесы. Я просто допускаю подобное. Качество тех добавок, которые мы сейчас реализуем, прямо предполагает производство бетонов с повышенными требованиями и при этом без высоких расходов.

— То есть такой продукт, который при низкой цене обладал бы высоким качеством? Это то, к чему стремятся все производители бетона, но чего пока нет на рынке?

— Такие рецептуры бетонов мы видели на некоторых заводах, где работают опытные начальники лабораторий. Но их немного.

В целом идея бизнеса для меня заключается в том, чтобы прививать предприятиям культуру производства, чтобы были востребованы бетонные смеси, которые исследуются в лабораториях и действительно гарантируют не только строительство надежного объекта, но и экологичное проживание, одним словом, чтобы это был такой продукт, в который вложили душу. Бетон — это же основа для любого здания.

Нужно стремится делать дешевый и в то же время качественный бетон, чтобы было невыгодно обманывать людей. Если ты будешь стараться экономить цемент, то в любом случае долго не проработаешь. Нужен анализ того, что ты делаешь, как это всегда было в советское время.

— Откуда у вас такие правильные взгляды?

— Просто я в свое время насмотрелся всякого, в том числе видел, как безответственно некоторые относятся к тому, что делают. У нас такого точно нет. Напротив, ребята просто окрыленные: «Мы приносим пользу!»

«ЕСЛИ ТЫ ПОЗВОЛЯЕШЬ СВОЕМУ ТЕЛУ БРАТЬ НАД ТОБОЙ ВЕРХ, ТВОЙ ДУХ СТАНОВИТСЯ СЛАБЕЕ»

— Ваш офис находится в таком месте, где все напоминает о вашей специализации: туда-сюда снуют самосвалы и бетономешалки, буквально в двух шагах строится бетонный завод…

— На улице Набережной в Кировском районе, где мы располагаемся, очень хорошая производственная база. Здесь производят все: от товарного бетона (та смесь, которую потом перевозят в миксерах) до железобетонных изделий, в том числе изготавливают мелкую брусчатку, тоже с применением цемента. Да и сам цемент, как вы видите, поставляют сюда по железнодорожной ветке вагонами и продают.

«Нужно видеть перед собой цель, идти к ней и делать это с неистовой страстью» Фото: Сергей Елагин

— Одним словом, у вас удачное место дислокации?

— Мы сюда заехали три года назад. К слову, я прежде работал тут же в компании «Сфера-Трейдинг» начальником лаборатории. Место привычное и, можно даже сказать, родное. Мой дом тоже находится недалеко. Да и сама база мне в целом нравится.

— Вы чем-то увлекаетесь, помимо работы?

— Периодически совершаю вылазки в спортзал, много читаю. В последнее время в основном бизнес-литературу. Причем больше даже не по управлению, а по личностному росту.

— И традиционный вопрос рубрики «Персона»: ваши секреты успеха в бизнесе?

— Во-первых, это позитивный внутренний настрой. Во-вторых, нужно видеть перед собой цель, идти к ней и делать это с неистовой страстью. В-третьих, это здоровый образ жизни. Чем больше ты даешь себе послабления, тем меньше у тебя будет энергии и здоровых мыслей.

— Имеете в виду, что нужно правильно питаться?

— В целом не позволять себе лишнего: не валяться перед телевизором на диване, не объедаться, закаляться. Одним словом, просто держать себя в узде, потому что, если ты позволяешь своему телу брать над тобой верх, твой дух становится гораздо слабее. И в заключение хотелось бы сказать, что ко всему нужно относиться с благодарностью. Иначе говоря, ценить то, что у тебя есть.

Визитная карточка компании

ООО «ВолгаХим»

Год создания — 2015.

Направлениe работы — реализация строительных материалов.

Количество сотрудников — 8.

Учредители — Салахов Ильдар Наилевич (50% УК).

Оборот — 25 млн рублей (2017).

Визитная карточка руководителя

Салахов Ильдар Наилевич — директор.

Родился 15 ноября 1981 года в Казани.

Окончил Казанский государственный архитектурно-строительный университет по специальности «инженер-строитель-технолог» (2004).

2005–2006 — ООО «Сфера-Трейдинг», начальник лаборатории

2006–2008 — ООО «Центр-Бетон», начальник производства бетонно-смесительного узла.

2008–2012 — ООО «Алекс СП», технолог по добавкам для бетонов.

2012–2015 — ООО «Бетонные технологии», заместитель директора.

С 2015 года по настоящее время — ООО «ВолгаХим», директор.

Семейное положение — женат, двое детей.

К сожалению Ильдара не знаю,но считаю Альмир Максумовича своим учителем ! Когда я работал начальником Эксперментальной ПМК в Куркачах,он был председателем объединения Татагропромстрой и раз в месяц в выходные приезжал ко мне на ПМК,переодевался и мы вмсете с ним работали в лаборатории моей! Как он любил говорить :Давай будем проводить мозговой штурм и работать руками одновременно! Когда мне предложил Таиф возглавить Кирпичный завод в Шеланге,а головной институт им Кучеренко по керамике 3 года пытплся наладить производство и завод гнал только голимый брак я дал согласие и сказал через полгода завод станет делать лучший кирпич в РОССии и увеличил проектную мощность завода в 2 раза,а выпуск в 4 раза! Так вот тогда Салахов мне сказал Мурат ты читал заключение института им Кучеренко? Я говорю читал,а там было написано не та технология австрийская,не та глина,не те специалисты,не то оборудование! Салахов мне говорит ,Мурат ,ты русский самоубийца! Потом подумал и говорит : Ты татарский самоубийца! Но я верю у тебя получится и он не ошибся в своем ученике и потом он ко мне постоянно в Шелангу приезжал в лабораторию и мы с ним проводили мозговой штурм и он писал лучшие учебники по керамике в нашей стране а я был его техническим цензором ! Когда я работал на ЖБИ 3 зам главного инженера по развитию и науке я тоже внедрял на заводе химические добавки ,правда отечественного производства,наших ученых! Как строитель
должен сказать ,что на многих заводах ЖБИ до сих пор ,чтобы ускорить набор прочности применяют пропарку,а это приводит к тому что прочность изделий из за этого снижается на 25% и стоимость возрастает из за пара и перерасхода цемента ! Я помню на заводе ЖБИ 3 применил хим добавку и мы залили одну 6ти метровую пустотную плиту ! Все остальные опустили в пропарочную камеру,а мою оставили в цеху! И чтобы доказать эффективность плиты решили через 12 часов ее испытать! Все специалисты завода мне не верили,а главный инженер даже поспорил со мной ,если сломается плита при испытаниях ,то я стоимость плиты 3 тысячи рублей вношу в кассу завода! Поставили плиту на испытательный стенд и дали нагрузку 800 кг на квадратный метр проектную нагрузку! Плиту краном подняли ,трещин нет! Дали критическую нагрузку 1200 кг на м кв и при такой нагрузке обычные пропарочные плиты ТРЕЩАТ! Поднимаем плиту ,а трещин опять нет и эту плиту отправили на продажу! Я на заводе ЖЬИ 3 применял хим добавки при производстве пенобетона,брусчатки,тротуарной плитки и за счет этого была экономия цемента и увеличивалась прочность изделий в полтора раза! Желаю Ильдару успехов и он на правильном пути ,так как нигде в МИРЕ нет пропарки давно,а у нас химию в бетонах и Керамике все боятся добавлять до сих пор!!Самое смешное почему? Потому что нужна точная дозировка не больше и не меньше,а у нас на многих заводах все привыкли работать на глазок и прав Ильдар нет специалистов грамотных и эта беда не только строительной индустрии! Такой же «мусор» в основном выходит и в аграрных и в медицинских институтах особенно на платных группах ,а эти люди потом нам делают операции,лечат коров и СТРОЯТ НЕБОСКРЕБЫ!

К сожалению Ильдара не знаю,но считаю Альмир Максумовича своим учителем ! Когда я работал начальником Эксперментальной ПМК в Куркачах,он был председателем объединения Татагропромстрой и раз в месяц в выходные приезжал ко мне на ПМК,переодевался и мы вмсете с ним работали в лаборатории моей! Как он любил говорить :Давай будем проводить мозговой штурм и работать руками одновременно! Когда мне предложил Таиф возглавить Кирпичный завод в Шеланге,а головной институт им Кучеренко по керамике 3 года пытплся наладить производство и завод гнал только голимый брак я дал согласие и сказал через полгода завод станет делать лучший кирпич в РОССии и увеличил проектную мощность завода в 2 раза,а выпуск в 4 раза! Так вот тогда Салахов мне сказал Мурат ты читал заключение института им Кучеренко? Я говорю читал,а там было написано не та технология австрийская,не та глина,не те специалисты,не то оборудование! Салахов мне говорит ,Мурат ,ты русский самоубийца! Потом подумал и говорит : Ты татарский самоубийца! Но я верю у тебя получится и он не ошибся в своем ученике и потом он ко мне постоянно в Шелангу приезжал в лабораторию и мы с ним проводили мозговой штурм и он писал лучшие учебники по керамике в нашей стране а я был его техническим цензором ! Когда я работал на ЖБИ 3 зам главного инженера по развитию и науке я тоже внедрял на заводе химические добавки ,правда отечественного производства,наших ученых! Как строитель
должен сказать ,что на многих заводах ЖБИ до сих пор ,чтобы ускорить набор прочности применяют пропарку,а это приводит к тому что прочность изделий из за этого снижается на 25% и стоимость возрастает из за пара и перерасхода цемента ! Я помню на заводе ЖБИ 3 применил хим добавку и мы залили одну 6ти метровую пустотную плиту ! Все остальные опустили в пропарочную камеру,а мою оставили в цеху! И чтобы доказать эффективность плиты решили через 12 часов ее испытать! Все специалисты завода мне не верили,а главный инженер даже поспорил со мной ,если сломается плита при испытаниях ,то я стоимость плиты 3 тысячи рублей вношу в кассу завода! Поставили плиту на испытательный стенд и дали нагрузку 800 кг на квадратный метр проектную нагрузку! Плиту краном подняли ,трещин нет! Дали критическую нагрузку 1200 кг на м кв и при такой нагрузке обычные пропарочные плиты ТРЕЩАТ! Поднимаем плиту ,а трещин опять нет и эту плиту отправили на продажу! Я на заводе ЖЬИ 3 применял хим добавки при производстве пенобетона,брусчатки,тротуарной плитки и за счет этого была экономия цемента и увеличивалась прочность изделий в полтора раза! Желаю Ильдару успехов и он на правильном пути ,так как нигде в МИРЕ нет пропарки давно,а у нас химию в бетонах и Керамике все боятся добавлять до сих пор!!Самое смешное почему? Потому что нужна точная дозировка не больше и не меньше,а у нас на многих заводах все привыкли работать на глазок и прав Ильдар нет специалистов грамотных и эта беда не только строительной индустрии! Такой же «мусор» в основном выходит и в аграрных и в медицинских институтах особенно на платных группах ,а эти люди потом нам делают операции,лечат коров и СТРОЯТ НЕБОСКРЕБЫ!

Добавление жидкого стекла в определенной пропорции в бетон уменшает трещины и увеличивает морозостойкость бетона.

На одном уральском заводе в фильтрах скапливался микрокреммнезем и им заваливали там овраги и я начал его получать вагонами почти бесплатно и добавлять в бетон,пенобетон и прочность его возрастала а 1.5 раза,так как известь ,которая есть в цементе в свободном виде связывалась и тоже самое происходит в керамике при обжиге и получается искусственный муллит! И морозостойкость.и прочность и железобетон качество внешнего бетона возрастает и мы Таким образом на ЖБИ 3 таким образом делали для немцев при строительстве «МЕТРО» магазина В Казани все изделия прочностью более марки 600 на обычном цементе марки 400 и щебне гранитовым согласно немецкого задания ну и конечно пластификатор с-3 добавляли!!

Молодец! Правильные вещи говорит!

Сику можно купить с дисконтом в 50%
.
Если дороже, то переплата за бренд.

Соль вообще практически бесплатно. Зачем платить?

Сам до сих пор использую только бензин Аи76 и дома вечером со свечами.

Выглядит лет на 45, видимо очень нервная эта работа, с бетоном)

Перепродавать всегда легче, чем производить. С Бетонными Технологиями несрослось. Там думать нужно

Покупайте татарстанское , у «местечковых» производителей.

Местные производители также занимаются научной работой. И имеют научные звания. Поддерживают татарстанскую науку и экономику.

Знал Салахова старшего, даже сотрудничали. Интеллектуал каковых мало в строительно отрасли. По первому образованию — физик. Фанатик и пропагандист керамики. Очень жаль, что его не стало.

На ЖБИ-3 была не Sika. Я сам работаю на этом заводе. Какие-то местные производители.

25 млн-это 250 кубов добавок — слезы кошачьи))))))
в месяц одна фура-отличный порядок

Думаю с Вашей стороны было бы корректно указать кто разрабатывал состав бетона который вы заливали лахта центр. А то присвоили себе все регалии.

Знаю Ильдара, жили в одном доме. В профессиональной сфере не сталкивались, но как человека могу характеризовать только с хорошей стороны. Порядочный, спокойный, рассудительный, семьянин. Удачи в своём деле!

Тоже строитель. По отношению к бетону правильнее употреблять слово «класс» бетона, а не «марка». Говоря о заливке фундамента на дахта центре не сказали главного: сколько кубов лили 50 часов.
Рим Дашкин

Молодец, Ильдар! Успехов!

Правда ли ,что в советское время в бетон добавляли формальдегид, для прочности вроде?

Дорогие конкуренты — завидуйте молча!

Знаю Ильдара лично, отличный мужик!
Добрый, честный, рассудительный, добросовестный!
Так же учился у Альмира Магсумовича в КГАСУ, на его парах просто заслушивались, профессионал, Строитель с большой буквы!
Молодец Ильдар, рассказал всю правду о рынке бетона в Казани.
Ваш конкурент, Булат.
Компания BASF

Пересекался с Ильдаром по работе. Поставлял нам добавку для бетона. Выводы: человек действительно разбирается в своем деле, что редкость по нынешним временам. Обязателен, корректен. Толковый специалист. Настойчив в достижении целей, действительно. Но в его случае это не минус. Рад был поработать совместно )

Очень рад за своего одногруппника, с которым учились в КГАСА, что остался в «профессии» и развивает железобетонное дело. Тем более будет интереснее работать вместе, т.к. наша компания Приволжский Центр Строительные Технологии давно применяет строительную химию именитого швейцарского производителя. Королев Александр

Всё правильно. К сожалению у нас при выборе любых материалов сначала смотрят на цены и только потом на качество. Добавки Сики не знаю но применяли гидроизоляцию от них. Вопросов к качеству нет. Проблем с объектом тоже)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Строительство и ремонт
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector